Наш сувенир. made in China vs. зроблена ў Беларусі?

Наш сувенир. made in China vs. зроблена ў Беларусі?

Лаконичная статья толкового словаря информирует, что «сувенир – художественное изделие как память о посещении каких-либо мест». На первый взгляд, все крайне элементарно: купил на курорте или на экскурсии магнит с видами окрестностей – пополнил галерею «Я там был». Вот только по прошествии некоторого времени увешанный многочисленными «притягательными» мелочами холодильник говорит о том, что его владелец чаще всего бывал в одном месте – Китайской Народной Республике. Отличающиеся названием страны или города, в остальном магниты-сувениры похожи как две капли воды – что внешним видом, что не очень художественным исполнением. Такая ли это мелочь – «изделие на память»? Что собой представляет настоящий белорусский сувенир? Какое место занимают памятные безделушки в туристической пирамиде потребностей? Ответы очевидны, но отнюдь не однозначны.

«Давайте сразу определимся – предлагает директор галереи ремесел « Славутасць » Елена Спиридонова. – Есть два вида сувениров: белорусский сувенир и vip-сувенир. Белорусский сувенир – это выполненная в традиционной технике вещица, недорогая, небольшая, транспортабельная. Vip-сувенир отличается по многим характеристикам, но в первую очередь тем, что предназначен для «особых» случаев: от юбилейных торжеств до приемов на высшем государственном уровне. Соответственно, это должна быть добротная, дорогая вещь, в авторском исполнении, не тиражная». Туристические сувениры из Беларуси ограничиваются, как правило, мелкими работами из соломки и керамики, льна и дерева – простых материалов, превращающихся в умелых руках в изящные произведения искусства. Vip-сувениры, в свою очередь, выполнены из тех же «подручных средств», но представлены уже крупными объемными скульптурами из соломки или шкатулками с лаковой миниатюрой, невесомыми чашами, изготовленными в уникальной технике сожской скани, или интерьерными керамическими композициями.

Впрочем, самое главное и в том, и в другом случае – национальный колорит, безоговорочно выделяющий любой сувенир из ряда подобных. Истина, не требующая доказательств? А как тогда объяснить «оккупацию» отечественных сувенирных развалов японскими нэцке (кто-нибудь знает славянского бога по имени Хотэй?), турецкими «синеглазками» (помнится, у белорусов немного другие средства защиты «от сглаза») или российской бижутерией (вообще без комментариев)? Создается впечатление, что на прилавках всевозможных «Городов мастеров» проще найти мейсенский фарфор, чем обварную керамику. Другая крайность – уменьшенная копия алмаза Национальной библиотеки, сувенирная тарелка с видами Минска или беловежский зубр, сделанные… в Китае! Вот с какой отрасли следовало бы начинать «крестовый поход» против импорта. Попытки разобраться в природе разгромного счета в сувенирной игре не в пользу белорусских изделий привели к двум обобщающим выводам: качественному и количественному. Сразу стоит оговориться, что «качественный» отсылает здесь не к низкому уровню мастерства, как раз наоборот, белорусские ремесленники демонстрируют виртуозное владение техникой. «Просто наши сувениры не такие яркие и разнообразные по цвету, как китайский ширпотреб, – объясняет гончар Сергей Щербо, – но именно в этом суть наших ремесел. Мы делаем традиционные белорусские предметы, а они не могут быть «кричащими» по определению». Естественно, на фоне кислотно-розовых «соломенных» панам и ядовито-зеленых пластмассовых «флейт» скромные окарины или шляпы из некрашеной соломки растворяются, как белорусский сахар в китайском чае. Массированной атаке легкой промышленности соседних и не очень стран наши мастера могли бы ответить массовым производством аутентичных изделий декоративно-прикладного искусства, если бы не одно обстоятельство. «Существует такое понятие, как авторский тираж, – излагает теорию Елена Спиридонова, – т.е. автор может изготовить однажды придуманную вещь ограниченным количеством до 10 штук. Другое понятие – авторская тема – предполагает более значительные объемы: 100, 200 или даже 300 единиц. При этом авторская тема вовсе не означает воспроизведение «под копирку» одного и того же изделия. К примеру, мастер «изобрел» кота с характерной мордочкой или своеобразным хвостиком, но каждый раз лепит фигурку по-другому, скажем, в разных позах. Называть такой процесс поточным производством вряд ли уместно».

Так что авторская работа по умолчанию не может быть массовой, а вот производство сувениров с промышленным размахом вполне способно вытеснить иностранных конкурентов с рынка. По крайней мере, потенциал в наличии. На данный момент в ГПТО «Белхудожпромыслы» входит 19 фабрик художественных изделий, «выпускающих широкий ассортимент сувенирной продукции из лозы, дерева, соломки и льна, а также высокохудожественных швейных изделий: постельного и столового белья, оконных штор и др.» Как ни печально, за штампами канцелярского языка скрываются обезличенные предметы, выполненные по единому эскизу, а значит, покупая в подарок комплект народных рушников, нельзя быть до конца уверенным, что у будущего владельца на антресолях не пылится пара-тройка аналогичных наборов. Надо сказать, что качество исполнения рушников будет на должном уровне, вот только одно поточное производство сувениров рискует в итоге ничем не отличаться от другого поточного производства. Настоящий белорусский сувенир, как и русский, и польский, и испанский, по мнению народных мастеров, должен быть с «душой», вдохнуть которую в отдельно взятое художественное изделие не так-то просто. «За каждым нашим сувениром стоит богатая история, имя мастера, – говорит Сергей Щербо, – мы ведь не просто делаем окарины или кувшины, мы сохраняем традиции. Такие сувениры всегда будут неповторимы, интересны тристу и никогда не потеряют актуальность». Не говоря уже о том, что за каждым традиционным ремеслом стоит явление народно-обрядовой культуры, и, покупая этнографический сувенир, обыкновенный турист приобретает бесценные знания другой, а часто и собственной национальной традиции.

Патриотический настрой – это, без сомнения, полезно, но есть и еще один немаловажный момент во всей новейшей сувенирной истории. В Беларуси по-прежнему нет узнаваемого, как матрешка в России или Эйфелева башня во Франции, символа, который можно было бы умножать в различных вариациях. К сожалению, когда речь заходит о предмете, а не о материале, из которого он сделан, тема разговора становится проблемой.

Дело не в том, что их – символов, достойных быть увековеченными в сувенирах, – не существует в природе. Василек, зубр, тот же «алмаз знаний», аист, Коложская церковь, «Замковый пояс» и слуцкие пояса, драники в конце концов – эта музыка может быть вечной. Загвоздка в том, что появление общенационального сувенира, выражающего саму идею Беларуси, возможно одним из двух способов. Первый – идеальный – предполагает рождение символа из духа нации. Правда, необходимое минимальное условие – четкое осознание самой национальной идеи. Увы, пока более реальным видится второй способ, а именно «насаждение» светлого образа административными методами. Жестко, но при общей пассивности белорусов лет через десять он, подобно турецкому тюльпану, будет приниматься как само собой разумеющееся. Есть еще и третий путь: все без исключения ремесленники начнут на разные лады из различных материалов производить, предположим, картофельный клубень, и включится отлаженный механизм спроса и предложения. В условиях отсутствия альтернативы туристам не останется ничего другого. Сначала, конечно, будет «неяк няёмка», а потом привыкнут. Дело-то житейское.

Топ-5 белорусских сувениров

В ожидании светлого сувенирного будущего можно попытаться определить лучшее из имеющегося. Разумеется, составить абсолютно беспристрастный рейтинг самыхсамых белорусских сувениров едва ли под силу даже самым-самым непредвзятым критикам. Зато определить наиболее популярные и массовые сувениры (вернее, «сырье») не составило особого труда, результат которого представлен ниже в алфавитном порядке.

Водка и шоколад. При умелой подаче «чарка и шоколадка» совершенно легко превращаются в востребованный сувенирный бренд. Особенно, если «раскручивать» в статусе национальной известную торговую марку водки с твердым знаком на конце. Иностранным туристам, конечно, невдомек, что в белорусском алфавите нет такой буквы, зато безобидное прозвище в названии и «типичный» представитель народа на этикетке явно сообщают хорошее настроение, вот и везут сорокаградусный презент как истинно белорусский. Продуктом-спутником водки в наших широтах обычно становится шоколад. Не швейцарский, конечно, но обязательно с каким-нибудь отличительным названием вроде «Беларуская спадчына» или «Белая Русь».

Дерево. Перечислять все сувениры из дерева, которые доступны белорусам и гостям белорусской земли, процесс такой же длительный, как превращение желудя в столетний дуб. На ремесленных ярмарках можно купить, похоже, все что угодно: от обыкновенной ложки до мебельного гарнитура. И лишь немногие знают, что древесина – отличный материал не только для кухонной утвари и резных шкатулок. Около двадцати лет назад мастер Владимир Цикунов возродил редкое ремесло, получившее название по аналогии с видом ювелирной техники, – сожская, или гомельская скань, где основой для ажурных узоров служит не проволока из драгоценных металлов, а древесная стружка, снятая тонкой-тонкой ленточкой и поставленная на торец. Невообразимой легкости кружевные шедевры не поддаются описанию и по праву возглавляют список эксклюзивных сувениров. «Сожская скань не просто стоит ступенькой выше, она на несколько пролетов опережает все то, что сегодня делается в Беларуси», – уверена Елена Спиридонова.

Керамика. Способов обработки глины в Беларуси, наверное, насчитывается столько же, сколько видов кувшинов умеют делать белорусские мастера. Чаще других на ремесленных просторах можно встретить предметы из рыжей, черно-дымленой и обварной керамики. Изготовленные по древним технологиям, современные горшочки выдерживают и жар настоящей печки, и излучение микроволновки, что безмерно радует интуристов, предвкушающих наслаждение гастрономическими изысками из экологически чистой посуды ручной работы.

Лен. Поговаривают, одежду изо льна носили египетские фараоны и русские цари. Данный факт мог бы стать платформой для отличной рекламной кампании белорусского льна: «Почувствуй себя монархом в одежде Оршанского льнокомбината!» Если серьезно, то белорусский лен, безусловно, в рекламе не нуждается. Туристы чуть ли не оптовыми партиями скупают расшитые национальными узорами рушники, предметы традиционного и современного костюма, а также кукол в национальных одеждах и прочие незамысловатые поделки из необработанного льна.

Соломка. Все современные ремесленники единогласны во мнении, что соломка – настоящее «белорусское золото» и даже «бриллиант №1». «Так, как владеют техникой объемного соломоплетения наши мастера, не владеет больше никто в мире», – говорит Елена Спиридонова. Поражают и цветочные композиции, будто сотканные из тончайших золотых нитей, и сложные скульптуры, лучшие из которых украшают интерьеры Белого дома в Вашингтоне и Букингемского дворца в Лондоне. Из соломы плетут и совсем крошечные звезды-обереги, и «паучков», и национальных кукол, и свадебные венки, и зубров практически в натуральную величину. А в последнее время к этому многообразию добавилась еще и соломенная аппликация, мельчайшие детали которой выкладываются, например, на крышке шкатулки с ювелирной точностью.

Автор: Татьяна ЧУДАК

Приглашаем Вас посетить залы наших галерей, где Вы сможете приобрести уникальные подарки и удивительные белорусские сувениры ручной работы. Ждём вас по адресу Коммунальная набережная, 6б и Богдановича, 21, 2й этаж.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *